Умурзарова.ру

Причины гибели группы Дятлова: фассенджан

4. От повода - к причине, от бытовухи - к "пришельцам"

Традиционно принято, что мотив всегда один, или же он основной. Как тут не вспомнить русскую народную сказку «Репка»? Все, как могли, внесли свой вклад в конечный результат; даже мышка. Для сравнения, в повести Пушкина «Дубровский» в завязке конфликта виноваты, в сущности, все участники, а не только Троекуров. Это, - кроме старика Дубровского – псарь Троекурова, подхалимистые гости, и даже троекуровские собаки. Началось с пустяка, кончилось плохо. Причём для всех. А всего-то и надо было быть вежливыми!

4.1. Простое cлово: бытовуха

Москвичи люди хорошие,
но квартирный вопрос их испортил.
М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Увидев габариты их палатки, я изумилась: там же страшно тесно! Дело не только в присказке: «В тесноте, да не в обиде». Лежащий с краю, невольно будет касаться стенки, а это фактически тоже, что и лежать снаружи, «на улице». Размер 400х180=7,2 квадрата. Делим на десять жильцов и получаем по 0,72 квадрата «на одно место». А ведь кроме человеко-мест надо разместить и кое-какие личные вещи. Что за радость жить в такой палатке? И это без нормальных спальников и термоизоляционных ковриков. В длину они, положим, уместились, а в ширину? Лично у меня ширина плеч – 45 сантиметров. Восемь человек, кое-как в такую палатку втиснутся. А девятый и десятый?

Это при условии, что рост у всех туристов не превышал 180 см. Но и с меньшим ростом – радостного мало. Мой рост всего-то 174 см, но по опыту знаю, что лёжа поперёк такой палатки неизбежно буду касаться стенок, то головой, то пятками. Не говоря уже о соседях…

Как ни раскладывайся, вдоль или поперёк, в любом случае, все не помещаются. Не поэтому ли десятый «заболел»? Есть только один способ всем улечься: «валетом» - головой к ногам. Какой там секс?!

Наверняка, во сне они ворочались и ворчали. Вполне мог раздаться и девчачий крик в ночи: «Игорь! Ты чего творишь? Совсем сдурел?» И сдавленный ответ полушёпотом: «Тише ты… Все же спят». Чтобы не интриговать и не смущать, добавлю следующую реплику девицы: «Валенками мне по лицу, как по паркету. Лежи себе, и не вертись».

Кроме тесноты и некомфортного сна, есть и масса других причин для недовольства, плавно переходящего во взаимную ненависть.

Вопрос Это что за ненависть такая? Не слишком ли так сразу?..

Ответ. Поживите вот так с недельку… Поймёте и узнаете…

Вопрос. Но ведь группа была дружная. Все они опытные туристы…

. А из чего такой нелепый вывод? Друзья не возьмут четыре одинаковых фотоаппарата. Им на всех одного хватит. Фотоаппарат - не нож, не фонарик, не наручные часы и не пистолет… Этих-то предметов вполне могло оказаться не менее четырёх, не говоря уже об индивидуальных ложках, мисках, полотенцах и зубных щётках.

Бывает, что муж и жена зверски убивают друг друга, после долгих и счастливых совместных лет жизни. Тут же - не многолетняя семья, а холод, теснота и почти голод. Да ещё и налицо шерше ля фам

4.2. Секса у нас нет!

Собственно, тут можно и закрыть мотив. Какие такие любовные треугольники, квадратики? Это всё «у них там на Западе»… А наши девушки не такие, наши «нормальные». Наши ходят в походы, ради приветствия партсъездам и изучения родной природы. Замуж выйти за приличного человека вовсе не стремятся, а если уж и выходят, то в первую брачную ночь демонстрируют «доказательства честности».

Случаются, конечно, лёгкие любовные переживания, но без слёз, скандалов, и уж тем более без драк, стрельбы и поножовщины. Это «там на Западе» Вилли Токарев поёт от лица владельца ресторана:

А тут такое приключилось на неделе,
Цыгане шумною гурьбой пришли гулять.
Из-за красавицы одной – толстушки Нелли –
Друг друга стали пистолетами стрелять!

Такое не могло случиться в «нашем» походе! Секса-то «у нас» нет! Обе девушки были «приличные», как, впрочем, и те семь мальчиков. Группа была несоизмеримо дружнее и сплочённее, чем те цыгане из единого табора. Табор – это серьёзнее чем европейская семья. В нём каждый: «Друг за друга, брат за брата, мы не ходим меньше двух». Но и в таком дружном сообществе случаются беды, да на людях, в шумном ресторане. Ресторан – не тайга!

Я отвечаю: не канючь.
А он - за гаечный, за ключ,
И волком смотрит,
он вообще бывает крут:
Мол, видишь сам, кругом пятьсот,
И кто там к ночи разберёт?..
Тот и докажет, кто был прав, когда припрут.

Тем, кто не знаком с творчеством В. Высоцкого – поясняю: тот, кто останется жив, тот и расскажет «правильную» версию несчастья.

Кстати, о их дружбе и сплочённости. Дружная, давно сложившаяся команда, не побредёт вразнобой вниз по склону. Не разбредётся по тайге, а если уж и начнёт умирать от холода, то сделает это кучно.

Тут я могу сама себе возразить, что умерли они не от холода, а их тела после смерти активно перемещались и даже очень далеко, куда дальше, чем можно изначально предположить. И переместили их не инопланетяне. «Навоза» осталось много, и он не инопланетный.

4.3. Сам ты браконьер! От браконьера и слышу!

Вот, собственно и всё об этом мотиве. Браконьерства, как и секса, тогда не было. В тюрьму, в отличие от «секса», за это не сажали.

4.4. Какие ружья? Какие такие пистолеты?..

Действительно, о ружьях и попутной охоте нет нигде ни звука. Что сразу же, резко бросается в глаза. Да и где они держали свои ИЖ-5, ТОЗ-11, «Меркели», «Вальтеры», «Наганы»?.. Снаружи палатки или внутри? В дневнике нет ни слова о рябчиках, зайцах и куропатках. В дневнике, впрочем, нет и слов: «Этот пьяный наглый дед и его холуй опять сумели разыскать наш бивак. Мы уже и не знаем, как от них оторваться. Похоже, придётся делать ход конём или заячий ремиз».

Кстати, о дневниках вообще. Люди, которые никогда не доверяли сокровенное дневнику, не смогут понять проблему «искренности». Дневники в походе, и в иных случаях, пишут для пяти надобностей:

1. Для публикации в стенгазете, в турклубе, для общей отчётности.
2. Для строгой отчётности: финансовой, технологической и прочей.
3. Для чтения в узком кругу, на капустниках; для «прикола».
4. Просто так, «для себя».
5. Строго для себя. - Стенография, шифр, намёки, сокращения…

Как определить по нескольким строкам жанр и назначение? Легко. Приведу всего-то два коротких и крайних примера из опыта жизни.

1. «Солнечное утро! Отличный денёк нас ждёт. Сейчас мы радостно выступим в поход на далёкий Отортен. С каждым днём мы всё сильнее любим нашу прекрасную, светлую Родину, её просторы, её бескрайние леса и поля. Как прекрасна советская земля наша и наш героический народ-труженик, давший нам, юным студентам, возможность учиться бесплатно, с отрывом от производства. А в эти минуты, в далёкой Москве, на трибуне 21-го съезда…»

2. «Этот козёл Ю. опять меня ночью за всякое лапал! Надо будет сказать Игорьку, причём прилюдно, пусть уж все услышат. Ещё и ногу, блин, натёрла. И на хрена я с такими уродами попёрлась? Ни одного пацана приличного нет. Одни чморики какие-то».

   Дневники дятловцев я целиком не прочитала, а написаны он в том самом стиле №1, с лёгкими признаками стиля №3. А жаль! Впрочем, электронная перепечатка и тетрадка с вырванными страницами, - это не одно и то же. Тут можно долго рассуждать о «неуловимом между строк». Делать этого я не буду. Квалификация и образование - не те.

4.5. «Дело Дрейфуса» или «За Родину! За Сталина!»

   Кто из читающих всё это, не знаком с творчеством Эмиля Золя? Вопрос, конечно, риторический. А кто знаком с «делом Дрейфуса»? Кто захочет, тот сам и вникнет. Дрейфус, – имя нарицательное, как Елена Троянская. Попросту говоря, «Дрейфус» – повод и причина, чтобы, затеяв тупо беспредметный спор, переругаться, передраться и перестреляться. Так во Франции и было. Что могло послужить таким «Дрейфусом» в СССР в 1959-м? Ну, конечно же, «Культ личности»!

   Надо учесть конфликт «отцов и детей». Ветеранов войны и юнцов. В тот год - любой дядечка старше тридцати трёх лет был ветераном войны. Либо ветераном охраны госграницы, либо - ГУЛага…

   Биографии погибших изучены и зачитаны «в хвост и в гриву». Уж каких прозрений, открытий и «гениальных догадок» не высказано о погибших туристах. Они и чекисты, они и уголовники, и секретные физики, и диссиденты, и мистики, и уфологи… На Отортен они шли с мечтой найти снежного человека. Вспомни чёрта, он и появится. Вот тот их и нашёл… Но, как всегда было и бывает, нет ни слова о их родных и близких. Я ж говорю: анамнез был собран безобразно.

   Книжки типа «Ежовщина» или «Архипелаг ГУЛаг» общедоступны уже давно. Правда, и мода на них давно уже прошла. Вот, поэтому, никто не задаётся вопросом: кто, как, где и сколько «отсидел». И это в самом «мягком» случае. Расстрелы, ссылки, высылки, поражения в правах, детские дома для потомков «врагов народа»… 1959 год – как раз пятый сезон, как детям «врагов народа» разрешили поступать в ВУЗы. Тут полезно и оценить даты рождения. Например: И. Дятлов – родился в 1937 г. К «холодному лету 53-го» ему 16 лет - школьник. В какой школе он учился? Для особо одарённых? Для совпартэлиты? Для «спецпоселенцев»? А кто его дедушки и бабушки? Чекисты или «господа бывшие»? В каком году, и по какой статье их расстреляли?

   А Тибо-Бриньоль? Фамилия говорит сама за себя. Как минимум, по папе он француз. Это значит, что его папаню, а, может, заодно и маманю расстреляли при Ежове. Такой фамилии для приговора было достаточно. Агент французской разведки, под видом пролетария и интернационалиста заброшен в СССР и внедрён в советскую семью.

   Такие отвлечённые, казалось бы, примеры я привела к тому, что жертвы политических репрессий были везде и всюду. А после 20-го съезда они и их потомки сильно воспряли духом и посчитали себя крепко и незаслуженно обиженными, что, по сути, справедливо, независимо от правильности приговоров. Уж очень сурово карали…

   Я дам для убедительности краткий перечень тем: национализация, Декрет о земле, расказачивание, борьба с уклонами, раскулачивание троцкизм, чистка партии, вредительство, ягодовщина, ежовщина… Потом ещё - «буржуазный национализм», коллаборационизм и даже «Бегство от Советской власти»… Это когда жители окраин убегали через близлежащую границу в Китай, Турцию, Иран, Финляндию, Польшу… Продолжалось это до тех пор пока не появился грозный лозунг «Граница на замке», а все «неблагонадёжные» были отселены от госграницы на сотни километров вглубь «Страны Советов».

   Это всё не какое-то чужое и далёкое «дело Дрейфуса». Это своё, родное, наше, личное, близкое. Антагонизм во всех слоях общества был всё ещё силён. И дело не только в возрасте, войне и Сталине.

   Сочинил же поэт, одногодок И. Дятлова, о беседе с ветераном:

Ну, так что же, - сказал, захмелев, капитан -
Водку пьёшь ты красиво, однако…
А видал ты вблизи пулемёт или танк?
А ходил ли ты, скажем, в атаку?

   Не стану излагать всю эту песню. Я дам её примерное развитие. В песне всё закончилось пьяным примирением с мелкой прощальной репликой юного В. Высоцкого: «Я обидел его, я сказал – капитан, никогда ты не станешь майором». Всё дело в стадии. Там она вторая, на грани третьей. Для простоты восприятия я приведу свою, упрощенную классификацию четырёх стадий опьянения:

1. Ничего не понимаю. – Общее снижение интеллекта и смекалки.
2. Ничего не слышу. - Громкий разговор, резкое снижение слуха.
3. Ничего не вижу. - Расфокусировка, трудность распознавания лиц.
4. Ничего не чувствую. - Сознание отсутствует. Без комментариев.

Оба они, - капитан и юнец, ничего уже не понимали, ничего не слышали, и мало что видели. Вот и обошлось. А в холодной тайге дело не зашло дальше первой стадии. Тосты за знакомство плавно перешли в рассказы о войне. О чём ещё было говорить ветерану со студентами? Вспомнили и о Верховном Главнокомандующем… И вот тут-то… Произошёл «пусковой» диалог. Не знаю, кто именно из девяти туристов, может, не он один, но дерзко вступил в дискуссию:

- А я за Сталина и вашего Берию пить не буду! Стреляй, – не буду!
- А ну-ка, Жора, подай-ка мне ружжо! Стчас ентот недоделанный физик Рунге тут нам тарантеллу споёт и спляшет! Да я, таких как ты, на фронте!.. Пачками! Вот этими самыми руками!.. Мразь!..
- Не пугайте! Теперь новые времена. Стрелять-то вы не посмеете.
- Да мне на такого дурака как ты и пулю жалко. И что за молодёжь поганая пошла? Отвесь-ка ты ему, Жора, хорошего леща для ума.

В начале было слово. Что дальше?

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый.
Наш, рукопашный бой…

Диалог из кинофильма (№2).

Н. Махно. Ты что с ним сделал? Дурак… Убил!?
Л. Задов. А ну, погладил… Так я же не хирург, почём я знаю? Так я же только начал, Нестор Иванович… Чёрт его душу знает – до чего сволочь хлипкая…

Телесериал по мотивам - А. Толстой «Хождение по мукам».

Подрались, бывает… Но это ещё не стрельба. Что было дальше?

Цитата из школьной программы за 7-класс. (№3)

- Всё это – вызов, приготовления, условия – будет как можно торжественнее и ужаснее, - я за это берусь; я буду твоим секундантом, мой бедный друг! Хорошо! Только вот где закорючка: в пистолеты мы не положим пуль. Уж я вам отвечаю, что Печорин струсит, - на шести шагах их поставлю, чёрт возьми! Согласны ли господа?

- Славно придумано! Согласны! Почему же нет? – раздалось со всех сторон.

М. Лермонтов «Герой нашего времени. Княжна Мери».

Анекдот (№3).

«Запорожец» врезался сзади в «Мерседес» с качками…

Качки. Ну! Старый козёл! Знаешь, что тебя ждёт?! Да тебе кранты!
Старичок из «Запорожца». Ребята, (в ужасе) а вы кто?
Качки из «Мерседеса». Мы – (гордо) спортсмены!
Старичок. Ну, (достаёт пистолет) тогда, ребятушки, на старт!

Два этих фрагмента - цитату из Лермонтова и анекдот, - я привела для сравнительного восприятия. Ни у кого, почему-то, не вызывает сомнение или возмущение история злоключений Печорина. Никто не переживает за старичка и качков. А вот произойти нечто похожее с «группой Дятлова», по мнению многих, не могло. В благородную эпоху дворянских дуэлей, такая шуточка с холостой стрельбой – норма жизни, если Лермонтову поверить. В наше время, стрельба на светофоре, - по весьма прозаическому поводу – тоже. А в славном 1959, когда было море незарегистрированного оружия, а все мужики «в самом расцвете сил» - ветераны жесточайшей в истории планеты войны, такого чудовищного безобразия произойти никак не могло.

Это у них там, в Америке:

Нет нигде стоянки, Брайтон весь забит.
Им уж не до пьянки, их уже знобит.
Вдруг они местечко увидели вдали,
И рванули оба, быстро, как могли.
Но столкнулись оба! Упс! Какой завал!
А в это время кто-то свой кар запарковал.
Миля вынул дуру и нажал курок.
Миля Циперовичу преподал урок.
Миля Циперовича как отца любил…
Но из-за стоянки он его убил…

Но это всё «их нравы»… А что было в те годы «у нас»? На каких славных примерах из книжек воспитывалась советская молодёжь?

Цитата из школьной программы за 9-й класс. (№4)

И Файло продолжал гнусный рассказ.
Корчагин плохо помнил, как он очутился около Файло.
- Скотина! – заревел Павел.
- Это я-то скотина или ты, что подслушиваешь чужие разговоры?
Видимо, Павел сказал ещё что-то, так как Файло схватил его за грудь.
- Так ты меня оскорблять?!
И ударил Корчагина кулаком. Он был под хмелем.
Корчагин схватил дубовый табурет и одним ударом свалил Файло на землю. В кармане Корчагина не было револьвера, и только это спасло жизнь Файло.

Н. Островский «Как закалялась сталь». Часть 2. Глава 6.

В программу моей национальной школы этот роман не входил, и я ознакомилась с ним недавно. Зато я с детства помню песенку из радиопередачи «Пионерская зорька»: «С нами Павка Корчагин…» В те времена такой «благородный поступок» Павки Корчагина никак не комментировался и не вызывал вопросов. В нынешнее время – молодёжь однозначно примет сторону этого «скотины» Файло. «В кармане Корчагина не было револьвера, и только это спасло жизнь Файло». А если б был? Ограничилась бы «разборка» одним трупом? Ведь Файло бахвалился приятелю – «пропагандисту Грибову»…

Время тогда такое было. Девять туристов и пара охотников на ту же тему и в том же стиле подрались и поругались. Но оружие у них было. Что могло удержать от стрельбы? Кто первый нажал курок? Судя по результату, тот, кто очень плохо владел своим оружием…

Цитата из жизни и личного опыта.

«Эй, слющяй, тётка! Зачэм так сразу грубо стрэляещ? Ми толка пащютит, пащютит хатэли!» - типичный случай на вещевом рынке.

И всё закончилось бы миром. Те - члены партии. Эти - комсомола. Но тут, жаркий спор перешёл в новую, неожиданную для всех фазу.

Студент на охотника драться полез.
Вскинул охотник свой эскаэс.
Выстрел раздался, - стрелок упал.
Студентик свой «вальтер» раньше достал.

В вестернах стрельба, как правило, ведётся до победного конца. Но тут не «ихний вестерн». Двое обменялись выстрелами – и только-то. Но кто-то всё-таки упал и не встал. «Хороших стрелков из пистолета так же мало, как много хороших стрелков из винтовки» – сентенция 19-го века. Возможно, выстрелов было и больше. Возможно, упал не один, а несколько. Все остальные – оцепенели. Немая сцена, пауза… Тут очень помогли бы следы на снегу… Но они навеки растаяли.

Почему туристы «спокойно и без паники» пошли вниз без обуви и верхней одежды? Может быть потому, что «победитель дуэли» им вежливо и без лишних выстрелов в воздух предложил разуться?

   «А вы, охолонитесь, голуби! Сейчас мы с вами, для воспитания, в генерала Карбышева поиграем! А ну-ка под гору… Бегом!.. Марш!» И трое пошли вниз… А, может, не трое, а, может, никто никуда и не ходил. Следов-то на снегу уже нет. Да я и не следопыт. Может быть, кто-то пошёл их догонять. Кто-то даже уговаривал их вернуться… Могли они и между собой подраться. И такое бывает, и очень часто.

   Не пора ли очернить белых, и обелить чёрных? Все они одинаково серы. Просто одни хорошо владели оружием и «отвечали за базар».

   А как насчёт алкоголя? Почему фляжка в палатке оказалась полна спиртом под пробку? Подлили... Чтоб никто не догадался. Сказать, что все были элементарно пьяны, конечно, нельзя. Но те, кто имел в крови 0,5 промилле, дрались и стреляли ловчее полностью трезвых и тех, у кого был 1 промилле. Это не чудо. Это - эффект Цильвассера.

   Кроме того, угощение могли принести и «гости». - Чудный ларец с набором коньячных фляжек и «скатерть-самобранка» с закуской. В отчёте сказано, что смерть (сразу у всех) наступила спустя 6–8 часов после последнего приёма пищи. Но ничего не сказано об этой пище. Балык, икорочка, карбонат, осетринка, шашлыки… Пшено, корейка, горох, сухари, перловка… Но, чего теперь, спустя полвека, гадать? Нет в тех «филькиных грамотках» сведений об их последнем ужине. В этом нет нарушения или чуда, ибо вопрос стал серьёзно изучаться только с середины 60-х. Гистология, биохимия, биофизика… Никто, видимо, не ставил задачу: определить состав предсмертной трапезы.

   Тут, по списку, должны следовать пункты «4.6» и «4.7», но я их перенесу. В литературе и публицистике такой приём допустим.

К содержанию :: Читать дальше :: Комментировать в ЖЖ






© Умурзарова 2010