Умурзарова.ру

Причины гибели группы Дятлова: фассенджан

7. Сказка о том, как куча трупов превратилась в «Гору Мертвецов».

Я мансийского языка не знаю, но догадываюсь, что Холат-Сяхыл, она же Холат-Чахль, не переводится как Гора Мертвецов. Появился такой перевод с лёгкой руки любителей сенсаций. Спасибо ещё, что они не сделали обратный перевод на мансийский. А то появилась бы на интернетовских картах гора Холат-Не Ходи Вдевятером. Манси из телевизора узнали о себе, о своих легендах и о своей священной горе много нового. Оказалось, что Холат-Сяхыл, а заодно и Отортен - две священные горы народа манси. Очень приятно! Не было ни гроша, да вдруг алтын! Постоянно на той горе погибали охотники, красноармейцы и туристы, если их оказывалось ровно девять. Как заявляет из телевизора закадровый голос, спустя девять лет после гибели группы Дятлова на гору опять забрались девять туристов, и тоже, также таинственно погибли. Итого, число официальных жертв «священной горы» составило уже 9х4=36 человек. Объясняется это - аномальным местом, геопатогенной зоной и всякими легендами. Впору начинать прокурорскую проверку, а то, не дай Бог, забредёт на гору очередная девятка зевак. И станет тогда 45 трупов…

7.1. Бог создал вора, а чёрт – прокурора.

Вопрос. Почему всё же, все свидетели отмечают странный цвет лица и рук покойников? Почему это упорно связывают с радиацией?
Ответ. Потому что книжек не читают и ничего понимать не хотят.

Тут я позволю себе краткие цитаты из книги «Судебная медицина» под редакцией Матышева и Деньковского. Глава 15 «Повреждения от действия низкой температуры». Параграф 15.2 «Общее действие низкой температуры», пункт 15.2.2: «Признаки смерти от холода».

«Если действие холода было длительным, а пострадавший, борясь с охлаждением, пытался согреться, то на трупе могут быть выявлены признаки отморожения, обычно 1-й, реже 2-й степени».

«Отморожение 1-й степени характеризуется изменением окраски кожи и её отёком. Кожа становится багрово-красной или тёмно-синей, отёк равномерно захватывает всю поражённую поверхность».

Что в искомом случае понимать под «поражённой поверхностью»? Наверное, – всё, что не было закрыто одеждой. Или слабо закрыто.

Радиация в те годы – тема секретная. Как же ещё было засекретить расследование, как не приплетя радиоактивное излучение? Каким ещё способом передать тела «секретным» судмедэкспертам?

Открываем в той же книжке главу 18: «Повреждения от действия ионизирующих излучений». Нигде в главе нет ни единого слова об изменении «окраски кожи» и об «отёке равномерно захватывающем всю поражённую поверхность». Даже цвет трупных пятен, имеющий колоссальное значение в очень многих случаях, при «ионизирующих излучениях» никак не меняется, и роли в диагностике не играет.

И всё-таки я дам цитату. «При лучевых ожогах обычно с момента облучения и до появления видимых изменений проходит до 14 дней. При очень больших дозах это время сокращается до получаса. От термических лучевые ожоги отличаются геморрагиями. Экссудат пузырей почти не содержит лейкоцитов, при наличии большого количества эритроцитов. Некроз тканей глубокий, без чёткой демаркации». Надо ли уточнять общеизвестные термины? Неужели, надо давать описания термических ожогов? Например, об ожогах 1-й степени - «После смерти краснота и отёк обычно исчезают, и обнаружить их на трупе удаётся с трудом». То же и с остальными степенями, за исключением 4-ой. Но там речь идёт об обугливании.

Геморрагия – это подкожное или внутреннее кровотечение: разрыв сосудов, капилляров… Покажите те трупы, и сразу всё станет ясно!

Книга эта 1985 года издания. Чернобыльская авария изучена тогда ещё не была, и о равномерном «радиоактивном загаре» известно не было. Вся теория темы ограничивалась либо Хиросимой и ядерными испытаниями с комплексом из пяти поражающих факторов, либо локальными облучениями малой мощности. В любом случае, теория ионизации и радиации ничего не вещает об оранжевом, фиолетовом, багрово-красном, и иных – серо-буро-малиновых цветах кожи.

Тут я уточню, что я нашла эту книжку в кладовке. Осталась она от прежнего жильца, продавшего мне эту квартиру. Но если даже я, ничего не понимая в вопросах судебной медицины, цитируя абзацы из книжки, коей в «Букинисте» красная цена – 150 рублей, легко отвечаю на вопросы своей дочери-школьницы, то кто же по уму все остальные «дятловеды», начиная с г-на Ракитина? Если читатель со столь грубоватым риторическим вопросом готов согласиться, то для такого читателя я озвучу, куда более важные абзацы из пункта 6.4 «Падение с высоты», главы 6: «Повреждение тупыми предметами».

«При падении на голову, как правило, образуются оскольчатые переломы костей черепа, иногда – только основания. При таком падении нередки компрессионные и оскольчатые переломы позвоночника, особенно шейного его отдела, переломы грудины и рёбер. Повреждения внутренних органов при падении с высоты редко происходят от непосредственного удара о поверхность. Чаще это результат сотрясения тела в момент удара. Наиболее характерными повреждениями при этом являются кровоизлияния, надрывы и разрывы в области корней лёгких, по ходу аорты, в области крупных сосудов основания сердца, в связках, в капсуле печени и селезёнки, в брыжейке кишечника, кровоизлияния у мест прикрепления рёбер к позвоночнику, в забрюшинной и околопочечной клетчатке. От удара большой силы при падении происходят разрывы сердца, разрывы и размозжения печени…»

Тут пора остановиться, лишь уточнить, что при падении плашмя, объём повреждений принципиально меньше, а переломов не только черепа, рёбер и грудины, но и других костей, не происходит вообще! Повреждения при падении плашмя получают только мягкие ткани. И это независимо от высоты. Разумеется, речь не идёт о падении из стратосферы. Но вертолёты так высоко и не летают. Надо учесть и глубину снега, и ступенчатость падения. Пример ступенчатости – падение Рембо со скалы на ель в к/ф «Первая кровь». Разумеется, никто не удосужился осмотреть деревья на предмет обломанных веток и кусочков одежды и кожи на них. Да и откуда на вершинке огромной ёлки могли взяться куски кожи и кровь лежащего под ней человека? Действительно, нет такой силы и агрегата, чтобы человека так высоко подбросить, за исключением… летающей тарелки.

Всё вышеизложенное относится к живому или, хотя бы к тёплому, пока ещё, человеку. А к замёрзшему трупу? Бросьте на пол кухни кусок мяса. Не уточняю, какого, - охлаждённого или замороженного. О «травмах» того куска мяса судить трудно. Но звук падения будет различен. С какой высоты надо бросать заледеневший труп, чтобы он пробил два метра плотного снега, и получил переломы рёбер? А если трупы были сброшены после «хирургии» и не успели застыть в вертолёте до состояния льда? Пять застыли, а два – не слишком.

И что, это всё? Конец душещипательного детектива? Нет. Кроме мёртвых остались живые, и даже много. Но как остановить поиски и закрыть дело, если трупов едва ли семь, вместо девяти? Пришлось найти «достойную замену» и сбросить в компанию к остальным. Но трупы для подмены не продаются на рынке. Кто же был он, столь всесильный, способный подбросить на замену пару «жмуриков»? В те годы беспаспортные бомжи на улицах не валялись, тем более на Урале. Правда, рядом Ивдельлаг и добыча железной руды - опасное производство с высоким уровнем травматизма и смертности…

Вопрос. А в сети некая Анна Матвеева утверждает, что оранжевый цвет лица покойников вызван гептилом из взорвавшейся ракеты. А ещё они задохнулись ракетным окислителем – азотной кислотой. Ну, а все последующие следственные действия – попытка это скрыть.
Ответ. Химическую формулу гептила я назвать не могу, но знаю, что облако азотной кислоты и гептила на ветру и морозе уносится и конденсируется за минуту или даже быстрее. Если только ракета не упала на саму палатку. В ракетах я мало понимаю, но брат моего мужа успел побывать на «объектах Суроватиха и Черемас».

Давненько это было. Я не знаю, когда стали заправлять гептилом ракеты, знаю только что не раньше начала 60-х. Углубляться в спор о гептиле бессмысленно. Во-первых - гептил и азотная кислота не вызывают пооранжевения кожи. Во-вторых - кожа покойников не была оранжевого цвета. В-третьих – ни один яд мира не вызывает таких обширных переломов. Надо ли продолжать дискуссию?

7.2 «Покачал головой, но ничего не сказал».

Поручила я дочке выяснить, кто в тот год был первым секретарём Свердловского обкома. Теперь это расплюнуть: интернет понимашь. Услышав, тётя Нохида охнула и схватилась за сердце: «Не может быть! Он, тот самый? Да у нас в школе его портрет висел!»

Мало того. Это и был тот самый Кириленко у которого случилось что-то такое на охоте, как раз «зимой 59-го». Да так, что в памяти генерала КГБ Литовченко он упрямо перепутался с Кириченко.

И вот тут-то, перехожу к самому главному. Что меня в этом дельце потрясло? Жертвы и разрушения есть, а гильз, дырок и «лишних» следов нет! Хотя бы для приличия. Не говоря уже о ружьях… Зато продукты, спирт, деньги - в целости и сохранности. Положим, в тайге деньги потратить сложно, но спирт… Он, что под пробку был налит, или фляжка пуста (полна) наполовину? Пять дней, непонятно где, девять туристов гуляли, а спирта не высохло ни капли.

Но прежде чем длинно и нудно изложить настоящую, видимую невооружённым глазом сенсацию, мне хотелось бы понять: а надо ли? Да и надоело «разжёвывать». Вдруг пытливый читатель сам догадается? Такому думающему читателю я дам краткое содержание продолжения. Покажу, в какую сторону «копать».

7.3. Говорят, - царь не настоящий!

Не удивлюсь, если в «секретном» морге происходил такой диалог:

- Мамо! Ну, кажите, шо це я. И усё! И зараз пидэм пить чай.

- Ой, сынку, та й я не можу. Який же це ты, колы ты жив! Це грих!

- Мамо! Та хиба ж це справно, так хвелюваться та злякаться? Нэ обережно при серденьке вашем… Та й шо вы усё метушитеся?..

Стоит ли продолжать? Разумеется, мама подписала Акт опознания. Почему они говорят на кубанском диалекте украинского языка? Это оттого, что люди похороненные отдельно от остальных, оба были лицами «околоукраинской» национальности. Почему же похоронили их, и впрямь, отдельно, на Ивановском кладбище? Потому, что это были не они. А совсем не потому, что их трупы были радиоактивны.

7.4. Аптека, улица, фонарь… Правит клячей золотарь.

«Товарищи! Среди нас есть такие товарищи, которые нам совсем не товарищи».
Детская шуточка эпохи застоя.

Урок ридной мовы на востоке Украины: «Це на псячой мови вин - Александр Пушкин. А щиро трэба казаты – Сашко Гарматный».

Среди студентов УПИ странным образом оказался некто Золотарёв – «инструктор Коуровской турбазы». Звали его Александр (Семён). У него, что – два имени? Или личность осталась неустановленной? По воспоминаниям Юдина он просил называть себя Александр Алексеевич, а по паспорту был вроде бы Семён. Господин Ракитин уделяет массу места характеристикам и биографии этого Золотарёва, а на три его фотографии взглянуть забывает. Я в недоумении: это что же на всех трёх фотках один и тот же человек? А почему у него два имени? Послали запрос на Сёму, а пришёл ответ на Сашу…

Похожая шутка случилась с легендарным политруком Клочковым. Ну, кто не знает его крылатой фразы: «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва!»? Впрочем, сейчас очень многие молодые люди не знают, кто такие Космодемьянская, Гастелло, Матросов…

А «шутка» в том, что в официальных справочниках этот политрук был прописан как «Клочков-Диев Василий Георгиевич…» Весь этот скандал был сразу, ещё в январе 1942-го, аккуратно замят. А после войны, - тем более. Правда же в том, что это два совершенно разных человека. Оба они «панфиловцы», оба – младшие политруки, оба - погибли под Волоколамском, но в несколько разное время. Диев – у разъезда Дубосеково, но в другой день, а Клочков - в тот самый день, но несколько в другом месте. Во всём виноват корреспондент, не проверивший факт, а сразу давший в номер «горячий материал». Кстати, корреспондент этот, собирал материал довольно-таки далеко от фронта: в госпитале. По официальной версии, рассказавший о подвиге «28 героев-панфиловцев» раненый, тотчас умер после своей исповеди. Откуда взялась крылатая фраза – можно лишь догадаться.

А ещё есть легенда, что Алексей Стаханов в действительности был Андреем. Газета «Правда», напечатав о его трудовом подвиге, дала неверное имя. Когда же товарищу Сталину об этом доложили, - тот, якобы, сказал: «Газета «Правда» не может ошибаться. Замените ему паспорт на Алексея. Вся страна его теперь знает под этим именем».

Что касательно фотографий и портрета… Когда училась я в школе, то мой одноклассник уверенно опознал по портрету Пушкина, но на портрет Лермонтова, после замешательства и паузы, сказал: Дантес. Но никто в классе не засмеялся. Многие подумали, что Дантес это ещё один великий русский поэт, которого предстоит изучать. Тем, кто улыбнулся, читая это, советую найти портреты Низами, Рудаки, Саади и иже с ними, и чётко их опознать. К слову сказать, я сама не смогу это сделать. Эти поэты жили во времена, когда портретная живопись ещё не получила должного развития, и все их известные портреты, - лишь новодел 15 – 17 веков, и не слишком достоверны.

Что же удивляться, что перепутали двух Золотарёвых, если до сих пор с Героем Советского Союза Клочковым-Диевым нет полной ясности, как, впрочем, и с остальными 27 героями-панфиловцами.

А что это за фамилия такая странная? Смахивает на оперативный псевдоним. Моя по-русски понимай не шибко, но слово золотарь – от немецкого Sole (золь) – коллоидный раствор. Попросту говоря, Золотарёв – то же, что Говновозов. Извиняюсь за прямолинейность. И вот тут-то и начинается настоящий «навоз» и настоящие призраки.

Судя по биографии и характеристикам, Золотарёв и впрямь «боец невидимого фронта». А как же странные наколки, вызвавшие столь большой интерес и переполох у «дятловедов»? Мало ли у кого и где, какие наколки? Да и что именно они значили? Какие-то буквы… Совсем не обязательно, что это чужие инициалы. Не считая буковок: «Гена». Быть может это имя его «жены»? Могла же быть у него и «особая оперативная примета»? У Штирлица под мышкой тоже должна была быть эсэсовская наколка, обозначающая группу крови, если только тот вымышленный Штирлиц был «настоящий».

Володя Шарапов, попав в банду, утверждал, что он отмотал срок. На его счастье, никто не попросил его предъявить наколочку… Не исключено, что она у него, на такой крайний случай, и впрямь, была. Я имею в виду настоящего Шарапова, а не артиста В. Конкина.

7.5. Спокойно, Маша! Я Дубровский.

Кирила Петрович Троекуров и его дочка Маша думали, что к ним из Парижа приехал француз Дефорж, а это оказался сын их соседа Владимир Дубровский. – Криминальная драма по повести Пушкина.

Цитата из классики (№3).
«Исправник вынул из кармана довольно замаранный лист бумаги, развернул его с важностью и начал читать нараспев:

- «Приметы Владимира Дубровского, составленные по сказкам бывших его дворовых людей. От роду двадцать три года, роста среднего, лицом чист, бороду бреет, глаза имеет карие, волосы русые, нос прямой. Приметы особые: таковых не оказалось».
- И только, - сказал Кирила Петрович.
- Только, - отвечал исправник, складывая бумагу.
- Поздравляю, господин исправник. Ай да бумага! По этим приметам немудрено будет вам отыскать Дубровского. Бьюсь об заклад, три часа будешь говорить с самим Дубровским, а не догадаешься, с кем бог тебя свёл. Нечего сказать, умные головушки приказные!»


Кто из девяти дятловцев, за исключением Золотарёва, Тибо-Бриньоля и девушек подходит под эти приметы? Пожалуй, все…

А если, и впрямь «царь – не настоящий!» Что же удивляться, что у безвинно убиенного младенца - царевича Димитрия, обнаружилась на груди татуировка: «Гришка Трёпаный»? Опосля такое началось…

Цитата из классики (№4).
Корчма на литовской границе.
Варлаам. (продолжает) «А ростом он мал, грудь широкая, одна рука короче другой, глаза голубые, волосы рыжие, на щеке бородавка, на лбу другая». Да это, друг, не ты ли?
Григорий вдруг вынимает кинжал; все перед ним расступаются, он бросается в окно.
Приставы. Держи! Держи!
Все бегут в беспорядке.
А. Пушкин «Борис Годунов».


Диалог из кинофильма (№3).
Жеглов. А также поведает тебе, о чём говорили Гришка-Самозванец и Отец Варлаам на литовской границе. Нет, это не свидетель.
Шарапов. (В бешенстве) Так кто же тогда свидетель, Глеб?!
Жеглов. Фокс! Вот - главный свидетель.
К/ф «Место встречи изменить нельзя».


Диалог из кинофильма (№4).
Следователь. Свидетели есть?
Дамочка из толпы. Я! Я свидетель! А что случилось?
К/ф «Берегись автомобиля».


- Так это вы, лежите там – в гробу? Я что-то, извиняюсь, не пойму.
- Что за вопрос!? Ах ты, свинья! Кто там в гробу?.. Конечно, я!
- Стоите тут, а кто же там, в гробу?.. Помилуй Бог! Я не пойму…
Перевод с «нашего» языка древней антисоветской пьесы: «Ленин и сейчас живее всех живых». Автор до сих пор неизвестен.


Но кроме «Фокса» с дружками, могли быть и ещё два свидетеля. Тут я сделаю длинную паузу. Лень, некогда и надоело! Надоело растолковывать то, что знает любой врач, любой юрист и любой охотник. В опусе господина Ракитина есть целых три фотопортрета Семёна Золотарёва, он же Сашко, он же Гена. И всюду разные усы. У трупа усы – точная копия усов с фотки из личного дела, но на фотографиях из «Зорких» туристической группы, усы у Золотарёва совсем другие. Советую обратить на это внимание и поразмыслить.

Окончание следует.

К содержанию :: Читать дальше :: Комментировать в ЖЖ






© Умурзарова 2010